Глюк’оZa: «Благотворительность в России не вдумчива»

Полный текст публикации

Певица и посол благотворительного фонда «Лучшие друзья» рассказала о помощи особенным детям, благотворительности и о предстоящем инклюзивном танцевальном марафоне.

Заставка для - Глюк’оZa: «Благотворительность в России не вдумчива»

19 мая в клубе Stadium пройдет ежегодное благотворительное мероприятие: танцевальный марафон «Лучшие друзья», объединяющий на одной площадке детей с особенностями развития интеллекта и их обычных сверстников.

Традиционно идеологом и организатором марафона станет посол благотворительного фонда «Лучшие друзья» Наталья ЧистяковаИонова(Глюк’оZa).

Наталья рассказал порталу «Открытые НКО» о том, кому надо помогать и почему в России благотворительность «не вдумчива».

– Как давно и почему вы решили стать послом дружбы именно Фонда «Лучшие друзья» и помогать детям с особенностями в развитии?

– Все началось более 10 лет назад, когда Энтони Кеннеди Шрайвер, племянник экс-президента США, который основал фонд «Лучшие друзья» в Штатах, представил программу помощи ребятам и в России.

Для них это был не разовый акт милосердия – они были готовы открывать здесь полноценный офис, полностью погружаться в благотворительность в России, собрали здесь свою команду.

Я очень заинтересовалась, поскольку видела насколько результативно проводилась работа в Штатах, как ребята с особенностями развития интеллекта там социализировались.

На тот момент в нашей стране подобных программ не было и мне захотелось, чтобы в России у наших ребят тоже была возможность развиваться.

Но я стала не просто рекламным лицом Фонда и являюсь послом дружбы «Лучшие друзья» не для того, чтобы только приехать и сфотографироваться: я стараюсь проводить много времени с ребятами, когда меня приглашают на мероприятия, участвовать в мастер-классах, в театральных постановках, совместных активити. Кроме того, я идеолог Фонда.

Самое главное мероприятие Фонда – танцевальный марафон, который мы делаем вместе уже на протяжении многих лет. Он проходит в Stadium в Москвеи собирает тысячи людей и с особенностями развития интеллекта и всех-всех-всех. Этот марафон, действительно, помогает детям социализироваться и это то мероприятие, на котором они желанные гости.Это очень важно, ведь праздников у ребят, к сожалению, не так много. Я хочу, чтобы танцевальный марафон продолжался и дальше, ведь здесь собираются все вне зависимости от пола, возраста, религии, особенностей, состояния здоровья и так далее.

Поэтому я очень благодарна артистам, которые откликаются на мои приглашения поучаствовать в марафоне, находятся время, приезжают, дают мастер-классы и выступают.

Большое счастье видеть увлеченность моих коллег, участвующих в марафоне, но еще большее удовольствие я получаю, когда вижу счастливые глаза детей.

– Сложно подружить детей с особенностями развития со здоровыми ребятами? В чем заключается сложность работы волонтеров в этом направлении?

– Честно скажу: мне сложно комментировать работу волонтеров, потому что я скорее человек – праздник, который участвует именно в мероприятиях и событиях Фонда «Лучшие друзья».

Но я работаю еще и на другом «фронте»: я рассказываю своим детям о том, что есть ребята с особенностями развития интеллекта, я приучаю их к тому, что это абсолютно нормально.

Поскольку в нашей стране критерии «нормальности» очень искажены, то я хочу, чтобы у моих детей не было какой-то оторопи и брезгливости при виде ребят, которые отличаются от них.

Мои дети каждый год ездят со мной на танцевальный марафон, целый день общаются с ребятами с особенностями. И, если в первые такие встречи дочки ощущали какой-то дискомфорт, старались быть более аккуратными, потому что не знали, как себя вести и общаться с детьми, которые отличаются от них… То сейчас и Лида, и Вера с большой любовью относятся к ребятам, обнимаются с ними, общаются. По-моему, это здорово.

– Возникают ли у Вас трудности, когда общаетесь с подопечными Фонда?

– Знаете, практически нет. Мне кажется, что в данном случае важнее и эффективнее действие, которое должно выражаться в реальной помощи, участии в жизни ребят, в их социализации и трудоустройстве. В этом я вижу свои основные задачи.

Детям с особенностями развития интеллекта в первую очередь нужны крепкое плечо, партнеры, чтобы они всегда знали, что у них есть тыл, друзья, что они не одни и их всегда поддержат. Они не должны чувствовать себя жалкими или изгоями. Не дай Бог.

– На Ваш взгляд, в чем больше всего нуждаются дети с особенностями в развитии?

– Очень хороший вопрос. Мне кажется дети с особенностями развития, как и любые дети, нуждаются в друзьях, досуге, каких-то активностях, которые бы наполняли каждый их день.

К сожалению, очень мало мест, где бы такие дети могли бы себя чувствовать комфортно в полной мере, где бы они могли пригодиться, побеждать и конкурировать.

Детей с особенностями развития не надо жалеть или премировать просто за то, что они такие. Им нужно создавать условия, при которых они могли бы и сами развиваться, проявлять и реализовывать амбиции.

Детям нужно внимание и, благо, программа Фонда отлично решает этот вопрос: мы с ними проводим много времени и даем возможность общаться самостоятельно друг с другом. Мы не навязываем им свою дружбу: они всегда могут общаться и с нами, и друг с другом без нашего участия.

Я горжусь ребятами, которые работают не на каких-то специальных, смягченных условиях, а в полные смены. Даже несмотря на какие-то физические ограничения многие из них вкладываются в полную силу, и это. Конечно, вызывает гордость и уважение.

– Сложно ли выделить время в графике для благотворительных проектов?

– Мне нравится работать с ребятами и я общаюсь с ними даже в соцсетях, когда у меня есть время. Надеюсь, они чувствуют мою искреннюю симпатию к ним.

Я бы хотела встречаться гораздо чаще, но случается, что в дни мероприятий у меня концерты.

Впрочем есть традиционные мероприятия Фонда, ради которых я закрываю свой график: марафон, в котором я всегда принимаю полноценное участие от начала и до конца. Кроме того, я обязательно приезжаю на новогодние праздники и выпускные, где подводятся итоги года и выдаются дипломы.

– Сегодня многие звезды участвуют в благотворительности и поддерживают различные организации. Как вы думаете, без помощи знаменитостей сложно развивать благотворительный проект?

– Сложно, но, на самом деле, вопрос скорее не столько в знаменитости, сколько в наличии яркой программы, и чтобы кто-то мог харизматично доносить ее до общественности.

Конечно, знаменитости в этом вопросе играют немаловажную роль, поскольку у них есть своя аудитория, соцсети, трибуна, и они могут за собой вести людей, могут настраивать на благие дела.

Для привлечения инвестиций или решения каких-то проблем участие звезды зачастую играет решающую роль. Знаменитости – важный ключ в этой цепочке.

Впрочем, рассказывать о благотворительности и волонтерстве может делать человек и без медийного покрытия, который увлечен и горит тем, что он делает.

– На Ваш взгляд, достаточно ли развита благотворительность в России сегодня?

– Мне кажется, в России благотворительность не вдумчива: людям проще, не вникая в вопросы, перевести деньги, когда их кто-то просит о помощи.

Все-таки более рациональный подход к благотворительности, когда ты погружаешься в проблему, изучаешь вопрос, оцениваешь необходимость финансирования или участия в решении проблемы (дело же не всегда только лишь в деньгах, иногда нужны время и действия).

– Как россияне относятся к благотворительности?

– Отношение наших сограждан к благотворительности, к счастью меняется в положительную сторону. Но очень мелкими шажками.

К сожалению, люди все еще чувствуют отторжение, смешанное с брезгливостью, когда впервые встречают человека, который отличается от них.

Есть и еще одна проблема: из-за того, что мы не всегда глубоко погружаемся и изучаем вопрос, возникает очень много мошеннических организаций и сборов денег. Они размывают действительно важные дела и значимость благотворительности. Стало просто не понятно, кто реально нуждается в помощи, операции, средствах, а кто на этом пытается зарабатывать или хайповать.

Из-за этого люди иногда просто бояться участвовать и помогать в важных вопросах.

Но этот вопрос можно решить: надо включать мозг, изучать документы и помогать.

Я не знаю, на каком уровне развита благотворительность в других странах – не изучала вопрос, поскольку погружена в работу нашего Фонда.

Зарубежный опыт благотворительности во многом послужил толчком развития и у нас, но надо понимать, что в России совсем другой менталитет, свои сценарии. Поэтому надо искать свои схемы и программы, которые приживутся и будут эффективны.

Но я рада, что Фонд «Лучшие друзья» существует в России уже десять лет, он важен, он приносит пользу, и детям нравиться жить с нами.

–Какие планы в развитии благотворительности строите Вы?

– В ближайшее время я хочу направить свои силы и возможности еще в одну сферу благотворительности: заняться вопросом детской беспризорности, детьми, оставшимся без попечения родителей, детьми-сиротами.

Я понимаю, что в нашей стране это одни из самых беззащитных ребят. Им надо помогать. Нужно популяризировать телефоны доверия и сделать все, чтобы ребята не боялись обращаться, чтобы они были готовы довериться психологам, которые могут помочь решить внутренние конфликты детей, отговорить от каких-то необдуманных поступков.

Источник: Комсомольская правда

comments powered by HyperComments